Главная » Статьи » Чувство пространства, или Размышления о выставке Александры Солдатовой

Чувство пространства, или Размышления о выставке Александры Солдатовой

«Человек – это часть целого, которые мы называем Вселенной, часть, ограниченная во времени и пространстве.» Это высказывание Альберта Эйнштейна вынесено фотографом Александрой Солдатовой в эпиграф пресс релиза выставки «Структура пространства», которая открылась 7 марта 2013 г. в столичной галерее «Университет культуры» . Понятия такого уровня абстракции как «вселенная», «целое», «пространство» неминуемо грозят заигрываением с физикой и философией, рискуя остаться в плоскости сухих онтологических размышлений, не способных вызвать визуальное сопереживание окружающих. Фотография как инструмент «высвобождения из мира собственных желаний и привязанностей», как фиксатор материи на дальнем, безличном (или обезличенном) расстоянии – нечто, что практически обречено в белорусской культуре на скептический взгляд. Слишком неясно, слишком абстрактно, слишком умно. Как будто тот самый архетипичный белорус, живущий в хате с краю, на самом деле не оглядывается на мир вокруг, а смотрит скорее себе под ноги: чтобы соломку подстелить, чтобы хлебом насущным накормить.

В философии пространство определяют как развивающуюся зону взаимодействия двух обособленных противоположных начал, где результатом взаимодействия является распределение компонентов друг в друге до полного сопряжения. У Александры Солдатовой такими противоположными началами являются ландшафт и человек. Визуальный вес каждого из них уравновешивается существованием другого. Человек настолько естественно вписывается в заданное пространство, что становится от него фактически неотделимым. С расстояния, которое в теории литературы красиво и ёмко называется «всевидящий автор», фотограф наблюдает за взаимодействием горизонтали ландшафта и вертикали человека, через объектив фиксируя их точку пересечения.

При этом Александра Солдатова не навязывает и не наставляет. В ее работах будто бы отсутствует визуальный центр, его функцию берет на себя то самое комфортное ощущение «здесь и сейчас», точнее «там и тогда», которое заполняет кадр и плавно перетекает в эмоцию зрителя. Мы есть мир по ту сторону рамки, мы есть звуки моря, скрип снега, тихое дыхание, мы были, есть и будем, мы, или они, или кто-то другой, кто смотрит на нас со стороны.

В двух полярно сезонных сериях «Структуры пространства» Александра Солдатова наблюдает идеально завершенные композиции мира, представленные на расстоянии отсутствия удобно названной, и поэтому закономерно познанной реальности. У людей нет лиц, нет географических «лиц» и у мест: совершенные в своей безымянности пространства снега и воды – как первоматерии, на фоне которой существование человека – еще один ненавязчивый элемент пейзажа. Такой подход в изобразительном искусстве был характерен для новатора «философского пейзажа» Питера Брейгеля, который переносил акценты с человека на ландшафт, трансформировал привычный его эпохе портретный антропоцентризм в аккуратный глобализм восприятия окружающего мира, где человек изображался скорее как безымянная элементарная частица.

Еще один фотограф, чье имя закономерно вспоминается при созерцании работ серии «Структура пространства» — Александр Гронский. Гронский, как и Солдатова, сознательно отказывается от персонификации человека в кадре: «Человек в кадре — это настолько самодостаточный образ, что почти отменяет меня как фотографа. Наше визуальное восприятие так устроено, что человек в кадре притягивает стопроцентное внимание: это самый сильный символ в культурной традиции. А мне важно, чтобы лица не было видно, чтобы все элементы пейзажа на фотографии равноправно друг с другом существовали… В целом, для меня такой прием остается важным: он допускает зрительскую свободу.» [1]

На открытии выставки Александра Солдатова говорит о том, что, работая над серией, она находилась в поиске места, где ей хорошо. И действительно, модальность красивый/некрасивый неприменима к ее фотографиям. Как у и Гронского, ее философские пейзажи отражают «вовлечённый, но не оценивающий взгляд» [2]. Чистое воздушное переживание пространства, искренняя гармония – откровенность в разделении со зрителем радости от обнаружения тех самых мест правильного сосуществования.

PS
«Человек ощущает себя, свои мысли и чувства как нечто отдельно от всего остального мира, что является своего рода оптическим обманом. Эта иллюзия стала темницей для нас, ограничивающей нас миром собственных желаний и привязанностью к узкому кругу близких нам людей. Наша задача – освободиться из этой тюрьмы, расширив сферу своего участия до всякого живого существа, до целого мира, во всем его великолепии. Никто не сможет выполнить такую задачу до конца, но уже сами попытки достичь эту цель являются частью освобождения и основанием для внутренней уверенности.» (А.Эйнштейн)

Список использованных источников:
[1] — http://znyata.com/o-foto/interview-gronski.html
[2] — http://ehuphotoblog.blogspot.com/2012/12/interview-c-aleksandrom-gronskim.html

Ольга Бубич

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*